Берлинская стена: история создания и разрушения. падение берлинской стены

Сооружение стены.

«Наступила ночь с 12 на 13 августа 1961, – описывали позднее события восточногерманские историки Хартмут и Эллен Мельс. – Термометр показывал 13 градусов по Цельсию. Небо было пасмурным, и дул легкий ветерок. Как и каждую субботу, большинство жителей столицы ГДР поздно легли спать, надеясь подольше поспать 13 августа. До 0 часов эта ночь в Берлине протекала, как обычно. Но вскоре после полуночи во многих квартирах столицы зазвонил телефон, а движение транспорта стремительно усилилось. Функционеры СЕПГ, государственного аппарата и хозяйственных ведомств были неожиданно и срочно вызваны на службу. Огромный механизм быстро и точно пришел в движение. В 1 час 11 минут Всеобщее немецкое информационное агентство передало в свет заявление государств Варшавского договора… Когда наступило утро 13 августа, граница между Германской Демократической Республикой и Западным Берлином была под контролем. После полудня на ней была обеспечена безопасность». Власти Восточной Германии закрыли пропускные пункты, расселили и опечатали пограничные здания и натянули вдоль границы колючую проволоку.


15 августа 1961 Политбюро СЕПГ объявило о начале «второго этапа» обеспечения «безопасности границы». Солдаты и строительные рабочие под охраной пограничников начали возводить вокруг Западного Берлина стену из заранее подготовленных бетонных блоков. В этот момент 19-летний пограничник Конрад Шуманн перепрыгнул через заграждение из колючей проволоки и стал первым гражданином ГДР, бежавшим на Запад после 13 августа. 19 июня 1962 началось сооружение второй пограничной стены. Высота стены, постепенно окружившей Западный Берлин, достигала 6 метров. По всякому, кто мог попытаться нелегально перейти через стену и попадал таким образом в «полосу смерти», пограничникам ГДР предписывалось открывать огонь. 17 августа 1962 при попытке перебраться через Берлинскую стену был застрелен 18-летний строитель из Восточного Берлина Петер Фехтер. С тех пор при аналогичных обстоятельствах погибли 92 человека; многие были ранены.

Возведение Берлинской стены не означало полной блокады Западного Берлина, как это было в конце 1940-х. В декабре 1963 было подписано соглашение, позволявшее жителям западной части города навещать на Рождество и Новый год своих родственников в Восточном Берлине. В 1968 положение снова ухудшилось: ГДР ввела паспортно-визовой режим на транзитный проезд для граждан ФРГ и западноберлинского населения. Был приостановлен проезд через территорию Восточной Германии членов и чиновников западногерманского правительства, а также военнослужащих ФРГ.

Разрядка в отношениях между обоими немецкими государствами после прихода к власти в ФРГ в 1969 правительства Вилли Брандта, которое провозгласило проведение «новой восточной политики», позволила предпринять следующий шаг. 3 сентября 1971 Великобритания, СССР, США и Франция подписали четырехстороннее соглашение по Берлину. В декабре 1971 между властями ГДР и Западного Берлина были заключены соглашения, которые разрешали западноберлинцам один или несколько раз в год получать разрешение на въезд и посещение Восточной Германии (при общей продолжительности пребывания до 30 дней в году). Кроме того, разрешение на въезд могло быть предоставлено в случае срочных «семейных или гуманных мотивов». Гарантировалось беспрепятственное транспортное сообщение между ФРГ и Западным Берлином. Доступ в город осуществлялся по воздуху, по 8 железнодорожным линиям, 5 улицам и 2 водным путям. Тем не менее, Берлинская стена продолжала разделять город, проходя через самый его центр. Она превратилась в своеобразный символ раскола Европы на противостоящие военно-политические блоки. Стена была также одной из главных достопримечательностей Берлина. Любой посетитель города стремился увидеть это сооружение из серого и мрачного бетона, а в западной части города туристам продавали открытки с его изображением и надписью: «Стена должна быть убрана!»

Стена в культуре

За два года, начиная с 2010-го, был выстроен памятный комплекс «Берлинская стена». На карте он занимает около четырех гектар. Для создания мемориала было инвестировано двадцать восемь миллионов евро.

Памятник состоит из «Окна памяти» (в честь немцев, разбившихся при прыжке из восточногерманских окон на мостовую Бернауэр-штрассе, которая уже находилась в Федеративной Республике Германия). Кроме этого, в комплекс входит часовня Примирения.

Но не только этим в культуре знаменита Берлинская стена. Фото наглядно иллюстрирует, наверное, крупнейшую за всю историю галерею граффити под открытым небом. Если с востока к укреплению подойти было невозможно, то западная сторона вся разукрашена высокохудожественными рисунками уличных мастеров.

Кроме этого, тема «вала диктатуры» прослеживается во многих песнях, литературных произведениях, фильмах и компьютерных играх. Например, настроению ночи девятого октября 1989 года посвящена песня «Ветер перемен» группы Scorpions, фильм «Гуд бай, Ленин!» Вольфганга Беккера. А одна из карт в игре Call of Duty: Black Ops создана в память событий у КПП «Чарли».

Как ГДР сотрудничал с ФРГ?

Стена разделила не только улицы — она прошила воды Шпрее, а также метро и канализацию. Линии В-6 и В-8 берлинского метро начинались и заканчивались в Западном Берлине, а посередине были станции, принадлежавшие Восточному. Все эти станции поезд проезжал без остановок, кроме Фридрихштрассе — здесь была остановка. На этой станции стоял ларек со спиртными напитками, который пользовался популярностью у жителей Западного Берлина: те ездили за дешевой выпивкой — и даже без виз.

Раз в год ФРГ (читайте «Изнасилованные и убитые немцами русские женщины») забирал у ГДР политических преступников — агентов Запада

За выкуп одного западного агента на Востоке брали от 40 до 150 тысяч марок, в зависимости от важности преступника. Чаще всего ГДР отдавал Западу уголовников, которых западная пропаганда называла «политическими заключенными»

Сегодня Запад (читайте «Как в современном мире взрослые манипулируют молодежью и подростками, часть 1») также называет уголовников и террористов «политическими заключенными». Можно вспомнить хотя бы того же террориста Олега Сенцова, которого помиловал Владимир Владимирович Путин.

В другую сторону поток граждан был немного меньше. Однако в ГДР из ФРГ в разные годы сознательно переехали жить множество людей социалистических убеждений. Среди них — драматург Бертольд Брехт и отец канцлера Германии Ангелы Меркель, лютеранский пастор. Конечно, таких случаев было достаточно много.

«Прыжок на свободу»

19-летний Конрад Шуман проходил службу в военизированной полиции. Через три дня после строительства Берлинской стены, 15 августа 1961 года, его отправили на патрулирование границы. В зону ответственности Шумана входил небольшой участок заграждения, где Стена представляла собой низенький заборчик из колючей проволоки высотой не больше 80 сантиметров.

В это время на западной стороне стоял 19-летний практикант гамбургского фотоагентства Питер Ляйбинг, который фиксировал этапы строительства Берлинской стены. Он больше часа наблюдал за нервным молодым солдатом, который ходил взад-вперед и курил одну сигарету за другой.

Конрад Шуман медленно подошел к заборчику и примял ногой проволоку, будто проверяя ее прочность.

«Он собирается прыгать!» — воскликнул один из прохожих. Собравшиеся у Стены жители Западного Берлина, заметив колебания пограничника, начали скандировать: «Перепрыгивай! Перепрыгивай!» Привлеченная криками, к границе медленно подъехала машина полиции и открыла заднюю дверь в фургон, будто приглашая беглеца.

Конрад Шуман отошел подальше от Стены, выкинул сигарету и, набирая разбег, бросился к колючей проволоке. Он подпрыгнул, отбрасывая автомат, и приземлился уже в Западном Берлине. Беглец вскочил в полицейский фургон, который сразу же увез его подальше от Стены.

Момент прыжка попал в объектив Питера Ляйбинга. Эта фотография считается одним из знаковых снимков на тему холодной войны. Кроме того, побег удалось заснять и на видео: строительство Стены также снимали операторы кинохроники.

В мае 2011 года фотография «Прыжок на свободу» Ляйбинга была включена в программу ЮНЕСКО «Память мира» как часть собрания документов о строительстве и падении Берлинской стены. Фото: www.unesco.de

Видео: All is History / YouTube

В полицейском участке Шуман попросил бутерброд с говядиной и еще одну сигарету. После тщательного допроса ему вручили билет на самолет в Баварию. Там он устроился работать автослесарем на завод Audi, женился, у пары появился сын.

Но бегство не принесло ему счастья. Полицейский психолог, который опрашивал Шумана после побега, в своем отчете отметил, что беглец очень волнуется за родных в ГДР. Он переживал и за своих сослуживцев, считая, что подвел их в момент выполнения боевой задачи и нарушил присягу. Кроме того, он очень боялся за свою жизнь, считая, что агенты Штази придут за ним и убьют в качестве назидания остальным.

После падения Берлинской стены Конрад Шуман сказал: «Лишь с 9 ноября 1989 года я чувствую себя действительно свободным».

Конрад Шуман позирует на фоне исторического снимка с собой. Фото: rarehistoricalphotos.com

Говоря это, он был не до конца честен: даже после воссоединения Германии он не общался со своими родственниками в Саксонии, опасаясь мести со стороны своих бывших собратьев по оружию. Страдавший от депрессии 56-летний Конрад Шуман 20 июня 1998 года покончил жизнь самоубийством, повесившись в саду собственного дома.

«Полоса смерти»

К середине лета 1962 года студенты прокопали туннель длиной примерно 50 метров – почти до границы Восточного Берлина. Они копали на протяжении 38 дней, по восемь часов в сутки.

На полученные от Эн-би-си деньги ребята купили новые инструменты, что позволило им нанять больше людей, а также стальной прокат, из которого сделали рельсы для вагонетки.

Йоахим занялся оборудованием туннеля. Он повесил электрические лампы, приспособил мотор к рельсам, чтобы быстрее гонять вагонетку, и обеспечил приток свежего воздуха, соединив вместе несколько сотен металлических печных труб. Все это фиксировали на пленку два оператора – братья из Баварии.

Туннель был настолько мал, что места для звукозаписывающего оборудования не нашлось. Эн-би-си снимала «немое кино». Однажды операторам удалось спустить в туннель микрофон. На записи слышны звуки трамвая, автобуса и шагов. «Было слышно абсолютно все», – вспоминает Йоахим.

По мере продвижения в сторону Восточного Берлина звуки затихали, а потом и вовсе прекратились: подкоп достиг «полосы смерти», участка вдоль стены, который постоянно патрулировали вооруженные пограничники в поисках туннелей.

Это был не первый туннель под стеной, но большинство остальных не были доведены до конца. Всего несколькими неделями раньше восточногерманские пограничники обнаружили подкоп и расстреляли двух копателей – один погиб на месте, второй был тяжело ранен.

«У пограничников были специальные акустические приборы, которые они ставили на землю, – рассказывает Йоахим. – И если они фиксировали какой-то шум, то копали отверстие в этом месте и стреляли туда, или бросали динамит. Так что мы были готовы к тому, что земля над нами может разверзнуться в любой момент».

Иногда они даже слышали разговоры пограничников. «Мы понимали, что раз мы слышим их, то, возможно, они могут услышать и нас. Поэтому в туннеле мы больше не разговаривали».

Пришлось также выключить вентиляцию, поэтому дышать в туннеле было тяжело.

Обычно ничего, кроме собственного дыхания и ветра, копатели не слышали. Но иногда раздавались непонятные звуки, и тогда все замирали от волнения: неужели их обнаружили агенты Штази?


Затопленный туннель 29

Затопленный туннель 29

Однажды Йоахим, находившийся в тот момент в туннеле, услышал звуки капающей воды. Туннель протекал, и через несколько часов в него хлынула вода. Студенты поняли, что где-то прорвало трубу. Было понятно, что если не устранить течь, туннель затопит, и все их усилия пойдут прахом.

Придуманный ими план спасения туннеля был рискованным: они решили обратиться к властям Западного Берлина с просьбой устранить течь. Те неожиданно согласились, прорванную трубу починили. Но в туннеле по-прежнему оставалась вода. На то, чтобы осушить его, потребовались бы месяцы.

История Берлинской стены

После поражения гитлеровской Германии во Второй Мировой войне, союзники — СССР, США, Великобритания и Франция разделили Берлин на четыре зоны оккупации. Позже, секторы США, Великобритании и Франции были объединены в единое образование Западный Берлин.

Граница между Западным Берлином и Восточным была довольно условной. Она проходила прямо по городским кварталам. Для пересечения границы было нужно было предъявить удостоверение личности в любом из 81 уличного пропускного пункта. Жители города могли свободно покупать товары в обеих частях города, обучаться и работать. Эта ситуация привела к тому, что берлинцы предпочитали бесплатно проходить обучение в Восточном Берлина, а работать в Западно, где больше платили. К тому же, многие жители Востока впоследствии перебирались в ФРГ, где было больше прав и свобод, а также выше уровень жизни. К примеру, за 1961 год из Восточного Берлина уехало более 200 тысяч человек, в большинстве своём ценные высокооплачиваемые работники.

Руководству СССР это не нравилось, поэтому было решено отгородиться от соседей.

13 августа 1961 года вдоль линии разграничения ГДР и ФРГ в Берлине выстроилось 25000 «добровольцев» из ГДР и под их прикрытием за 3 дня была построена стена из колючей проволоки.

В Восточной Германии эта стена называлась Антифашистским оборонительным валом, а в Западной – Стеной позора.

Строительство капитальной стены продолжалось до 1975 года и в завершённом виде это был целый комплекс, включавший бетонную стену высотой до 3,6 метров, около 300 пограничных вышек с пулемётами и прожекторами, контрольно-пропускные пункты и т.д.

Однако, тех кто захотело покинуть ГДР это не смущало. Люди делали подкопы, пересекали границу по рекам, перелетали защитную линию на воздушных шарах и дельтапланах и даже таранили стену бульдозером. Всего за 28 лет существования Берлинской стены насчитывается 5075 удачных побегов и множество неудачных.

Во времена перестройки в СССР, «холодная война» между Востоком и Западом подошла к концу. Правительства же социалистических стран начали улучшать отношения со своими соседями, в результате чего были открыты границы соседних государств, через которые можно было свободно перемещаться из ГДР в ФРГ и обратно, т.е. стена стала фактически бесполезной.

В ноябре было объявлено об отмене виз между странами, что возымело эффект разорвавшейся бомбы: люди вышли на улицы и атаковали стену.

9 ноября 1989 Берлинская стена пала.

Через год, в октябре 1990 года начался снос Берлинской стены.

Dobro pozhalovat!

О чем рассказал самый ценный агент разведки ГДР в НАТО

В одном фильме ранней «оттепели» героиня восклицает: «Все хотят шкаф «Хельга»!» Добротный сервант, за которым в СССР выстраивались очереди, собирали на мебельной фабрике здесь, в Тюрингии. Окруженная густыми лесами в самом сердце Германии, эта немецкая земля сегодня terra incognita для рядового россиянина. Из нашей страны в города Тюрингии нет прямых рейсов, так что редкий «русский путешественник» доберется до этих мест. Здесь его ждут удивительные открытия: для многих эрфуртцев Москва, оказывается, ближе, чем Берлин. Связь эта осталась под спудом памяти, но тем охотнее они радуются возможности достать воспоминания из-под сукна. «Вы из России? Dobro pozhalovat!» — эту фразу корреспондент «РГ» слышала не раз. Случайная прохожая Мартина с улыбкой рассказывает о «празднике жизни» на Олимпиаде-80, куда она попала по линии Союза свободной немецкой молодежи. А открыточный шарманщик Михаэль, распевающий песенку про «прекрасную Мари», в восьмидесятые годы проехал на поезде от Минска до Перми:

— Мы играли джаз крестьянам! Хорошие были времена!

У шарманщика Михаэля остались добрые воспоминания от поездок по Союзу. Фото: Екатерина Забродина

Три брата, три истории побега

Еще одна образцовая семья времен ГДР: глава семейства Бетке Клаус был майором, его жена Марианна — лейтенантом в Министерстве внутренних дел, у супружеской пары подрастали трое прелестных мальчишек — Инго, Хольгер и Эгберт.

Справо налево: Хольгер, Инго и Эгберт Бетке со своим отцом Клаусом. Снимок из семейного архива братьев Бетке был размещен в журнале Spiegel

В таких семьях не уклоняются от призыва в армию, и Инго отправился служить на границу, туда, где ГДР и ФРГ разделяла река Эльба. На своем участке границы он старался запомнить каждый куст и каждый камень, зная, что когда-нибудь вернется сюда и попытается пробраться на Запад.

Через несколько месяцев после демобилизации, 22 мая 1975 года, Инго с другом взял машину напрокат и отправился к бывшему месту службы. Здесь не было Берлинской стены, но граница охранялась не хуже. Сначала беглецам надо было пересечь широкое открытое пространство, затем металлический забор с сигнализацией, которая активировала освещение при прикосновении. После шла шестиметровая минная полоса, и только потом — Эльба, с опасным течением, водоворотами и патрульными катерами. Преодолев все препятствия, в полной тишине друзья спустили надувные матрасы на воду и молча проплыли 150 метров на западный берег реки.

На западной стороне возле дороги стоял автомобиль полиции. «Холодная ночь для купания», — офицер промокшему Инго, когда тот постучал в окно машины. «Не тогда, когда ты плывешь с Востока», — усмехнулся беглец.


После побега Инго его родители потеряли работу. К Бетке начали относиться как к прокаженным — в те времена в ГДР беглец в семье был хуже убийцы. Бетке находились под плотным колпаком Штази, но Инго удалось связаться со своим братом, Хольгером. Вместе они разработали план побега, к которому Хольгер привлек своего друга Майкла Беккера.

Прогуливаясь по улице возле Трептов-парка, Хольгер заметил, что на этом участке Берлинская стена сужается, а с восточной и западной границы стоят высокие дома. Несколько месяцев друзья практиковались в стрельбе из лука, рассказывая всем, что хотят попробовать поработать в цирке. Наконец 30 марта 1983 года под видом электриков они поднялись на чердак пятиэтажного здания, примыкающего к Стене, и просидели там 13 часов, дожидаясь полной темноты. Затем Хольгер выпустил стрелу, которая пролетела 40 метров над границей и упала в Западном Берлине. К стреле был привязан металлический трос, который надежно закрепил ожидавший брата Инго Бетке. Хольгер повесил на трос самодельный карабин и с повиснувшим на нем Беккером скользнул вниз. Через 10 секунд они приземлились в Западном Берлине.

Хольгер Бетке со своим другом Майклом Беккером. Фото: Ullstein Bild

Но в ГДР оставался их брат, Эгберт. Братья Бетке отправляются в авиашколу, но уроки очень дорогие, поэтому они не заканчивают обучение, считая, что полученных знаний для спасательной миссии будет достаточно. Они продают свой бар, а на вырученные деньги покупают два сверхлегких двухместных самолета Ikarus Vox II, «табуретки с крыльями и шасси», но для которых практически не нужна взлетно-посадочная полоса. Братья красят самолеты в зеленый цвет и рисуют на них красные звезды — они не особо надеются на эту маскировку, но рассчитывают, что это даст им несколько минут, которые так необходимы.

Ночью 26 мая 1989 года братья поднялись в воздух в шести километрах от границы. В это время в Трептов-парке, притаившись в кустах, их ждал Эгберт. Через пять минут один из самолетов, за штурвалом которого был Инго, приземлился в парке. Хольгер кружил над ним, готовый спуститься в случае проблем. Эгберт выскочил из укрытия, бросился к самолету и запрыгнул на второе сиденье. Братья не виделись 14 лет, но поговорить времени не было.

С дополнительным человеком на борту самолет медленно набирал скорость. Он поднялся с земли и направился к границе. Через пять минут, на западной стороне Стены, Инго увидел громаду Рейхстага, надвигающуюся впереди. Площадь перед ним стала их взлетно-посадочной полосой. Приземлившись, братья отправились пить пиво.

Один из самолетов братьев Бетке на площади перед Рейхстагом. Фото: Twitter/@Tagesspiegel

На следующий день за них принялась полиция. Несмотря на благородную цель миссии, братья нарушили закон, поскольку не получили разрешение на полет. Их допрашивали три дня, но в итоге отпустили. Эгберту помимо нового паспорта выдали 400 марок в качестве «подъемных». «Я понял, что для меня эпоха ГДР закончилась», — признался он.

Падение стены.

Когда в мае 1989 под влиянием перестройки в Советском Союзе партнер ГДР по Варшавскому договору – Венгрия уничтожила укрепления на границе со своим западным соседом Австрией, руководство ГДР не собиралось следовать ее примеру. Но вскоре оно потеряло контроль над стремительно разворачивавшимися событиями. Тысячи граждан ГДР потянулись в другие восточноевропейские страны в надежде попасть оттуда в Западную Германию. Уже в августе 1989 дипломатические представительства ФРГ в Берлине, Будапеште и Праге вынуждены были прекратить прием посетителей из-за наплыва жителей ГДР, добивавшихся въезда в западногерманское государство. Сотни восточных немцев бежали на Запад через Венгрию. Когда 11 сентября 1989 венгерское правительство объявило об открытии границ, Берлинская стена потеряла свой смысл: в течении трех дней ГДР покинули через территорию Венгрии 15 тысяч граждан. В стране начались массовые демонстрации с требованием гражданских прав и свобод.

9 ноября 1989 в 19 часов 34 минуты, выступая на пресс-конференции, которая транслировалась по телевидению, представитель правительства ГДР Гюнтер Шабовски огласил новые правила выезда и въезда из страны. Он говорил тяжелым, казенным языком, как если бы речь шла о каком-нибудь второстепенном техническом деле, вроде ремонта транспортных путей. Согласно принятым решениям, со следующего дня граждане ГДР могли получить визы для немедленного посещения Западного Берлина и ФРГ. Сотни тысяч восточных немцев, не дожидаясь назначенного срока, устремились вечером 9 ноября к границе. Пограничники, не получившие приказов, пытались сперва оттеснить толпу, использовали водометы, но затем, уступая массовому напору, вынуждены были открыть границу. Встречать гостей с Востока вышли тысячи жителей Западного Берлина. Происходящее напоминало народный праздник. Ощущение счастья и братства смыло все государственные барьеры и преграды. Западноберлинцы, в свою очередь, стали переходить границу, прорываясь в восточную часть города. «…Прожекторы, толкотня, ликование. Группа людей уже ворвалась в коридор пограничного перехода, до первого решетчатого заграждения. За ним – пятеро смущенных пограничников, – вспоминала свидетельница происходившего – Мария Майстер из Западного Берлина. – Со сторожевых вышек, уже окруженных толпой, смотрят вниз солдаты. Аплодисменты каждому „Трабанту» (прим. – восточногерманская марка автомобиля), каждой смущенно приближающейся группе пешеходов… Любопытство гонит нас вперед, но присутствует и страх, что может произойти что-то ужасное. Сознают ли пограничники ГДР, что это сверхохраняемая граница сейчас нарушается?… Мы идем дальше… Ноги идут, разум предостерегает. Разрядка наступает только на перекрестке… Мы просто в Восточном Берлине, люди помогают друг другу монетами на телефон. Лица смеются, язык отказывается повиноваться: безумие, безумие. Световое табло показывает время: 0 часов 55 минут, 6 градусов тепла». Ночь с 9 на 10 ноября 1989. («Volkszeitung», 1989, 17 november. № 47).

Так Берлинская стена пала под напором народа. «Этого дня мы ждали почти 30 лет! – говорилось в обращении к гражданам ГДР ведущего социального движения страны „Новый форум». – Больные стеной, мы трясли решетки клетки. Молодежь росла с мечтой однажды стать свободной и узнать мир. Эта мечта теперь осуществится: это праздник для всех нас!».

В течение последующих трех дней Запад посетили более 3 миллионов человек. 22 декабря 1989 открылись для прохода Бранденбургские ворота, через которые была проведена граница между Восточным и Западным Берлином. Берлинская стена еще стояла, но всего лишь как символ недавнего прошлого. Она была разбита, расписана многочисленными граффити, рисунками и надписями, берлинцы и посетители города старались унести на память кусочки, отбитые от некогда могущественного сооружения. В октябре 1990 последовало вступление земель бывшей ГДР в ФРГ, и Берлинская стена была за несколько месяцев снесена. Лишь малые части ее решено сохранить как памятник для последующих поколений.

Вадим Дамье

Краски и кирки

Сама стена тоже со временем заиграла новыми смыслами — как физический объект. Оставлять на ней надписи с западной стороны начали еще в 1960-е — в основном политические лозунги в духе «Германия должна быть единой», несмотря на опасность попасться в лапы агентов Штази, периодически появлявшихся из скрытых в стене дверей (линия границы не была демаркирована точно и некоторые прилегавшие к стене тротуары в западной зоне формально находились на территории ГДР).

В 1970 году западноберлинская молодежь расписывала стену орнаментами и абсурдными надписями; примерно в это время культура граффити начала выходить за пределы Нью-Йорка и перебираться через океан. Интересно, что один из таких анонимных рисунков попался на глаза басисту Queen Роджеру Тэйлору и стал основой дизайна обложки альбома Jazz (1978).

стена

Художественная галерея под открытым небом East-Side-Gallery на фрагменте Берлинской стены вдоль улицы Мюленштрассе

Фото: ТАСС/Красильников Станислав

Французский художник Тьери Нуар стал в 1984 году первым, кто оставил на бетоне художественное высказывание в форме граффити — по крайней мере, так уверяет сам автор. Кстати, Нуар появляется и в «Небе над Берлином» — в роли самого себя; он стоит на стремянке и расписывает стену, добавляя краски и в сам фильм: кадр становится цветным, как бы олицетворяя надежду, те самые поиски выхода из «никуда», из ненормального мира в настоящую, «несломанную» реальность.

Самую же, наверно, знаменитую картину на стене нарисовал уже в 1990 году на одном из сохранившихся остатков наш соотечественник Дмитрий Врубель. Фреска с целующимися Брежневым и Хонеккером, обрисовка фотографии 1979 года, получила название «Господи! Помоги мне выжить среди этой смертной любви» и сохраняется по сей день — как один из значительных арт-объектов нового Берлина. 

Стихийный снос стены начался вечером 9 ноября 1989 года — тысячи людей с обеих сторон по кусочку откалывали бетон, проломив несколько проходов. С 12 июня 1990-го к работе подключились специалисты, но всё равно окончательно стена была уничтожена лишь в ноябре 1991-го — шесть небольших участков были оставлены как память и назидание потомкам.

Обломки стены — а в результате сноса образовалось 1,7 млн т строительного мусора — расхватали на сувениры, которые до сих пор вовсю продают на блошиных рынках Берлина; впрочем, как заметил какой-то остряк, судя по их неиссякаемому количеству, стена тянулась до самой Атлантики.

стена

Демонтаж секции стены возле Бранденбургских ворот, 21 декабря 1989 года

Фото: commons.wikimedia.org/SSGT F. LEE CORKRAN

День 9 ноября на радостях хотели было объявить национальным праздником, но история сыграла с немцами злую шутку — на ту же дату приходятся годовщины гитлеровского «пивного путча», «хрустальной ночи» еврейских погромов и расстрела писателя и дипломата, героя революции 1848 года Роберта Блюма — так что от идеи празднования решили отказаться.

Впрочем, сама идея строительства стен продолжает витать в воздухе — достаточно вспомнить хоть пока остающиеся на бумаге инициативы киевских правителей, хоть вполне реальный 700-километровый «разделительный барьер», отделяющий Израиль от западного берега Иордана.

Почему Берлинская стена рухнула за одну ночь?

Падение Берлинской стены

Конечно же, все началось задолго до ночи падения стены. И не в Восточном Берлине, население которого было вполне довольно спокойной и благоустроенной жизнью:


ГДР была наиболее развитой державой социалистического блока.

Дело сделали агенты Запада. Со всей страны они съезжались в Лейпциг. Активисты так называемой «мирной революции» 1989 года Оливер Клос в 1982 году переехал в Лейпциг из Дрездена и, несмотря на атеистические убеждения, поступил на теологический факультет Лейпцигского университета.

Второй подрывной силой ГДР были «защитники природы»: индустрия ГДР заботилась об экологии не меньше, чем ФРГ, но зеленые всегда были главным оружием Запада для организации цветных революций.

В 1988 году вокруг протестантской общины церкви святого Николая в Лейпциге стали группироваться «несогласные» и агенты Запада. Сборы проходили по понедельникам, люди быстро перестали помещаться в храме и вышли на площадь.

«Штази» уговаривало воинственных демонстрантов разойтись, применяло законные методы для разгона толпы, но бунтующих агентов это не останавливало. Символом «мирной революции», как ее теперь называют на Западе, были свечи: если несешь в руках священный огонь, в них нет место оружию.

Люди требовали «демократических выборов» и «безвизовый проезд до Гавайев». В понедельник 9 ноября 1989 берлинцы узнали, что в Лейпциге происходит «стотысячная демонстрация». Реальное число демонстрантов сейчас оценивается как 10-20 тысяч человек.

Интересно, что агенты и диссиденты (читайте «Родина на всех одна: Лосев, либералы и ГУЛАГ») и не мечтали сломать стену:даже для них ее падение было шоком.

Это было решение главы СССР (читайте «Время строить и время разрушать») Михаила Горбачева, который просто предал власти ГДР и всех граждан этой страны, которые хотели остаться в независимом государстве. Эффектное падение стены началось по решению нескольких лиц и поэтому всех шокировало: в это не могли поверить ни в СССР, ни на Западе.

В Лейпциге символом победы Запада над Востоком стал момент, когда демонстранты заняли здание «Штази».

Даешь две Германии

Пожалуй, Михаэль — единственный, кто не интересуется тут политикой. Корреспондент «РГ» попала в Эрфурт в самый разгар страстей накануне выборов в земельный парламент — ландтаг. Больше всего голосов набрали «Левые» — преемники правившей в ГДР Социалистической единой партии Германии. А ведь многие десятилетия у избирателей бывшей восточной земли была страшная аллергия на посткоммунистов. «Левому развороту» есть объяснение, считает муниципальная служащая Аня. Она застала ГДР и ее падение:

В книжном магазине на вокзале Эрфурта можно найти гэдээровские постеры и кулинарные рецепты. Фото: Екатерина Забродина

— Люди слишком много ждали от объединения Германии, но их мечты не сбылись. Мы пережили свои девяностые. Предприятия закрывались или продавались за бесценок агентством по приватизации. Конечно, наши заводы не могли выдержать конкуренцию с западными концернами, а запад ФРГ был заинтересован в нас как в рынке сбыта. Народ выходил на демонстрации с транспарантами: «Были рабочим народом, стали народом без работы». Идти в науку или преподавать тоже стало невозможно: всех, кто был как-то связан со старой системой, уволили, да и по сей день в университетах на востоке Германии большинство профессуры — с запада. Это грустно, но «стена» все еще проходит в сознании немцев, живших по разные стороны от нее. Многие западники по-прежнему считают нас «заграницей», как Восточную Европу. А на востоке находятся те, кто называет запад «колонизаторами».

В сторону «Левых» смотрит и молодежь. Маркусу чуть больше тридцати, и он тоже помнит, что такое безденежье и голод:

— Мой отец после исчезновения ГДР вынужден был податься на заработки в Венгрию, но и там не нашел себя, пришлось вернуться. У нас обостренный запрос на справедливость. А ее нет: люди живут беднее, зарплаты у нас ниже, отпуска короче. Не то чтобы мы тут ходили с портретами Хонеккера. Люди не ностальгируют по Штази, по единомыслию и отсутствию выбора, они ностальгируют по социальной защищенности.

Карин Бадельт, глава Общества российско-германской дружбы в Тюрингии. Фото: Екатерина Забродина

Самая смелая идея — у немецкой сатирической партии, которая так и называется «ПАРТИЯ». Она обещает избирателям ни много ни мало «окончательное разделение Германии и восстановление стены».

— Можете считать это черным юмором, - объясняет «РГ» глава тюрингского отделения «ПАРТИИ» Эггс Гильдо, вольный художник и скульптор из Эрфурта. - Но лет пятнадцать назад в Германии провели опрос: «Хотите ли вы вернуть Берлинскую стену?». И что вы думаете — двадцать процентов на востоке и западе страны ответили положительно! Тогда мы решили: вот же они, наши избиратели! Как говорится, мы хотим того, чего хотите вы — если, конечно, вы хотите того, чего хотим мы.

Видео: В Германии обнаружили нетронутую часть Берлинской стены

Да и вообще, чем больше Германий, тем лучше — по крайней мере, можно ожидать удвоения чувства юмора, считают немецкие сатирики.

Для изысканной немецкой грусти по социалистическому прошлому даже придумали специальное словечко — «остальгия». Это ностальгия по милым приметам бывшей ГДР — от «светофорных человечков» до героев популярного мультика про любопытную Мышку и ее друга Слоника, чьи фигурки можно увидеть по всему Эрфурту, облюбованные детворой. Они пережили все катаклизмы и остаются лучшими друзьями маленьких немцев с тех пор, как 7 марта 1971 года на экраны вышел первый выпуск «Программы с Мышкой». А недавно они покорили космос: игрушечных зверей взял с собой на МКС немецкий астронавт Александр Герст, когда в прошлом году отправился в экспедицию на корабле «Союз» со своими коллегами из России и Америки.


С этим читают